Инновационный потенциал Беларуси и проблемы его вовлечения в национальную экономику

Устойчивый экономический рост Беларуси, повышение его эффективности в существующих реалиях не представляется возможным без комплексного использования имеющегося в республике инновационного потенциала. Это связано с тем, что в современном мире в основе качественных сдвигов, обеспечивающих высокоэффективное развитие социально-экономических систем, поддерживающих конкурентоспособность как отдельных регионов, так и государств в целом, лежит инновационная направленность стратегии и тактики совершенствования производства и иных видов деятельности.
Выявление инновационного потенциала нашей страны должно рассматриваться на общем фоне стратегического управления национальной экономической системой (НЭС). При этом следует учитывать как специфические особенности развития Беларуси с ее ресурсами, так и общемировые тенденции формирования глобальной экономики, место республики в международной системе разделения труда, ее положение на внешних рынках.
Осуществление стратегического управления национальной экономической системой предполагает четкую постановку целей, в дальнейшем конкретизируемых в задачи, а также определение возможностей ее развития с точки зрения имеющихся ресурсов, по сути представляющих и выражающих ее инновационный потенциал. Результатом рассмотрения соотношения между целями, ресурсами НЭС и ее выявленными рыночными (внешними) возможностями должно стать определение конкурентных возможностей страны, которые составляют базу для отбора целевых направлений ее развития (рис. 1) [1].
В данный момент в республике происходит формирование модели национальной экономической системы, системообразующим блоком функционирования которой в соответствии с Нацио- нальной стратегией устойчивого социально-экономического развития Беларуси до 2030?г. (НСУР) должно стать социально ориентированное, экономически эффективное и экологозащитное развитие страны с учетом удовлетворения потребностей нынешних и будущих поколений. Стратегическая цель – обеспечение высоких жизненных стандартов и условий для гармоничного совершенствования личности на основе перехода к экономике знаний. Ее достижение требует выявления инновационного потенциала республики и разработки организационно-экономических механизмов его вовлечения в экономику государства. В этой связи можно предложить процедуру, последовательность действий в которой графически можно представить следующим образом (рис. 2) [2].
Инновационный потенциал рассматривается нами как совокупность имеющихся источников и активов (материальных, финансовых, интеллектуальных, научно-технических и иных), составляющих конкурентные преимущества, которые экономический субъект с учетом стадии его жизненного цикла и возможностей сложившегося техуклада может использовать для ускорения прогрессивных изменений качественных характеристик своего развития [3]. При этом нововведение по своей сути – любое изменение в экономике, отрасли, организации, в результате которого снижается определенная в стоимостном выражении сумма ресурсов, затрачиваемых на единицу производимого продукта. То есть уже в самом толковании данного понятия заложены критерии оценки качества экономического роста и степени инновационности НЭС.
Приведенное определение соответствует основной цели глобальной экономики – производить больше товара, используя меньше ресурсов. Применяя его, можно сделать вывод о том, что характерными чертами эффективности развития и инновационности должны одновременно выступать сразу несколько критериев, в том числе снижение издержек на единицу производимой продукции [5]. Из-за необходимости уменьшения удельных затрат становится важным вычисление показателя, именуемого нами как динамическая степень инновационности (1):
Iинн = З1 / З2, (1)

где З1 – сумма затрат ресурсов на 1 руб. производимой продукции до изменения;
З2 – та же сумма после изменения.
Изменение является новаторским, если это отношение больше 1.
Авторами были проанализированы изменения показателя затрат на 1 рубль произведенной в экономике продукции за 2006–2013?гг. Сопоставление данных позволило получить следующие значения индикатора динамической степени инновационности (рис. 3) [4]. Расчеты свидетельствуют об отсутствии устойчивого инновационного развития республики.
Для исследования инновационного потенциала в соответствии с представленной на рис. 2 процедурой критерии оценки качества экономического роста и степени инновационности НЭС (Kj ) будем формировать на основе показателей, описывающих эффективность экономического развития и других социально значимых результатов с точки зрения нынешнего понимания обществом своих будущих потребностей. В качестве таковых предлагается использовать четыре индикатора (j=1…4): ВВП на душу населения, производительность труда по ВВП, материалоотдачу как отношение промежуточного потребления к ВВП и удельный вес ВВП в валовом выпуске. Первый характеризует уровень жизни, остальные – качество экономического роста и эффективность использования ресурсов.
На следующем этапе необходимо выявить имеющиеся активы, характеризующие инновационный потенциал страны и способные оказывать влияние на составляющие экономического роста и степень инновационности развития НЭС. В качестве таких ресурсов были выделены трудовые, финансовые, материальные, информационные, природные и научно-технические, а также организации и кадровый потенциал науки. После необходимо определить показатели, количественно их характеризующие. Результаты реализации данной фазы представлены в табл. 1.
После нами были выделены те активы, которые в наибольшей степени способны участвовать в формировании инновационной экономики и оказывать влияние на качество экономического роста. К таким показателям (Пi, i=1…6) были отнесены:
численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками;
количество исследователей с учеными степенями;
внутренние затраты на НИОКР;
число организаций, выполнявших научные исследования и разработки;
количество инновационно активных организаций;
валовое накопление основного капитала.
Далее на основе динамических рядов Пi и Kj за 2005–2013?гг. рассчитаем между ними коэффициенты парной корреляции. Наличие положительной зависимости между Пi и Kj свидетельствует о совпадении движения изменения значений показателей, и наоборот. Последний случай может потребовать создания механизмов и процедур нивелирования отрицательного влияния использования ресурса на инновационное развитие НЭС. Результаты расчетов коэффициентов корреляции приведены в табл. 2.
Можно констатировать отсутствие четких закономерностей в развитии НЭС с точки зрения ее инновационности. Так, наличие отрицательных значений коэффициентов корреляции между валовыми накоплениями основного капитала и такими критериями, как материалоодача по ВВП и удельный вес ВВП в валовом выпуске, может свидетельствовать о низкой эффективности инвестиций, их слабой направленности на модернизацию производства. При условии, что в постоянных ценах за 2005–2013?гг. наблюдается положительная динамика ВВП при отрицательных тенденциях вышеназванных индикаторов, можно сделать вывод об экстенсивности экономического роста Беларуси за последнее десятилетие. На рис. 4 представлены темпы увеличения ВВП и динамика отдельных критериев, характеризующих качество экономического роста республики за 2005–2013?гг. (2005?г.? – 100%) в постоянных ценах, а также линии тренда, их определяющие. Величины достоверности аппроксимации R2, показывающие степень соответствия трендовых моделей исходным данным, в целом находятся на удовлетворительном уровне.
Видно, что в 2005–2011?гг. (исключение составляет 2009?г.) наблюдалась отрицательная динамика показателей «материалоотдача по ВВП» и «удельный вес ВВП в валовом выпуске», которые снизились за данный период с 0,889 до 0,725 и с 0,504 до 0,443 соответственно. С 2012 по 2013?г. отмечается некоторое улучшение названных индикаторов. Однако, несмотря на повышение в 2013?г. материалоотдачи по ВВП до 0,854 и удельного веса ВВП в валовом выпуске до 0,488, их значения еще далеки от уровня 2005?г. Это говорит о том, что по-прежнему актуальна проблема высокой энерго- и материалоемкости производства. По первому из этих двух показателей Беларусь в 2–2,5 раза превышает уровень ЕС, по второму – неизменно входит в десятку государств Европы с наиболее высокими значениями. Все это свидетельствует о затратной структуре экономики и наличии существенных резервов для снижения издержек производства и повышения конкурентоспособности продукции на основе модернизации.
В НСУР 2030 также справедливо акцентируется внимание на проблеме недостаточно полного задействования научно-технического потенциала страны. При этом сдерживающим фактором его развития отмечается недостаточность финансирования инновационной деятельности. Доля затрат на НИОКР в ВВП по-прежнему остается невысокой – 0,7%, что ниже порога экономической безопасности в 1%.
Проведенные исследования выявили наличие корреляционной зависимости уровня валового внутреннего продукта на душу населения от производимых затрат на НИОКР. Для расчетов были взяты соответствующие данные Всемирного банка по 67 странам [5]. Расчеты показали, что изменение удельного веса в ВВП внутренних затрат на исследования и разработки (ВЗНИР) на 1% в заданных пределах тождественны изменению ВВП на душу населения на 11,1 тыс. долл.
Проблема недофинансирования науки проявляется и в определении такого показателя, как ВЗНИР в расчете на одного исследователя. Так, если в 2013?г. его значение находилось на уровне 26,5 тыс. долл., то уже в 2014?г. составило 22,9 тыс. долл. При этом средние затраты на оплату труда работников, выполнявших НИОКР в прошлом году, снизились до 62,4 млн руб., или 6,09 тыс. долл. (55,1 и 6,14 в 2013?г. соответственно). Говорить о мотивирующей составляющей заработной платы в отношении труда ученых в таких условиях не приходится. Также вызывает беспокойство и существенное сокращение в 2014?г. государственного сектора (рис. 5) и расходов бюджета на ВЗНИР (рис. 6).
Необходимо констатировать, что в Беларуси ВЗНИР и их доля в ВВП находятся на крайне низком уровне. Существует отрицательная тенденция их изменения в денежном выражении (рис. 6). Так, в 2014?г. в ценах 2005?г. затраты составили 533 млрд руб., что соответствует уровню 2009?г., а их удельный вес в ВВП за 2005–2014?гг. снизился в прошлом году до рекордно малого значения – 0,52%.
Можно утверждать, что одним из важнейших направлений повышения инновационности экономики нашей страны является увеличение внутренних затрат на НИОКР и доведение их до уровня не менее 2% от ВВП. Это возможно за счет активизации роли государства в финансировании исследований, а также создания стимулов для учреждений, их осуществляющих.
Требуется констатировать, что пока в Беларуси инновационная активность и инновационная восприимчивость организаций находятся на уровне, не позволяющем обеспечить высокое качество роста экономики. Так, начиная с 2012?г. удельный вес инновационно активных производственных предприятий неуклонно снижается и достиг в 2014?г. 20,9% (22,7% в 2011?г.). Имеющиеся относительно развитый научно-технический и производственный потенциал, высокий образовательный уровень граждан и сложившаяся система подготовки квалифицированных кадров недостаточны для перевода национальной экономики в режим интенсивного инновационного развития в рамках реализуемой экономической модели.
Несмотря на то, что в последние годы проводилась целенаправленная работа государства по сохранению и развитию научного, научно-технического и инновационного потенциалов, в стране по-прежнему отсутствует современная институциональная модель генерации, распространения и использования знаний, их воплощения в новых продуктах, технологиях и услугах. Отдельной строкой, по нашему мнению, стоит проблема низкой степени взаимодействия организаций и представителей научно-технической сферы по поводу устранения проблем, требующих решений инновационного характера. Так, количество работников с учеными степенями, задействованных в НИОКР, за последнюю пятилетку неуклонно падает как в абсолютном выражении, так и в относительном, даже на фоне снижающейся их общей численности. Это утверждение справедливо как в отношении кандидатов, так и докторов наук, удельный вес которых в выполнении научных исследований и разработок уменьшился до 21,16% и 30,63% соответственно (рис. 7).
Слабое взаимодействие между производственными организациями и наукой объясняется отсутствием каких-либо организованных постоянных контактов, незнанием проблем и возможностей друг друга. Подавляющее большинство субъектов хозяйствования индифферентны к инновациям, что обусловлено следующими причинами [6]:
отсутствует понимание необходимости нововведений (лица, принимающие решения, не обладают квалификацией, обязательной для актуализации мотивации по обеспечению деятельности, направленной на повышение инновационной восприимчивости организации);
нет экономического механизма, стимулирующего внедрение инноваций (руководители не видят явной связи между применением инноваций и эффективностью производства).
В силу данных обстоятельств взаимодействие между представителями научной сферы и реальным сектором носит слабо выраженный, фрагментарный характер. Основным инструментом, призванным решать данную проблему как в мире, так и в нашей стране, являются субъекты инновационной инфраструктуры. Низкая вовлеченность прежде всего технопарков и центров трансфера технологий в системное повышение экономической эффективности существующих организаций и создание новых требует пересмотра концепции их деятельности.
Мировой опыт свидетельствует, что в современных условиях успешно решать проблемы инновационного развития страны без государственной поддержки и качественного управления научно-технической деятельностью невозможно. При этом эффективное совершенствование НИС зависит от работы органов власти как республиканского уровня, так и местного. В то же время сфера генерирования и распространения нововведений по своей природе тяготеет к децентрализации, а ее результативность во многом облегчается географической приближенностью источников и получателей технологий. В этой связи возникает необходимость создания концепции развития региональной инновационной деятельности, которая должна определять ее сущность, задачи, приоритетные направления, выявлять конкурентные преимущества, определять формы и механизмы господдержки на ближайшую и среднесрочную перспективу.

Статья поступила в редакцию 25.08.2015?г.

Summary
This article takes a look at the identification of innovative potential of Belarus in the context of the implementation of the strategic management of the national economic system. In line with the resource approach innovation capacity developed procedure for its identification and involvement in the economy. In the framework of the implementation of the basic stages of the proposed procedure formed the matrix of coefficients of the steamy correlation between indices quantifying resources and criteria for evaluating the quality of economic growth and the degree of innovation of the country’s economy.

Литература
1. Козлов?А.?В.?Определение конкурентных возможностей развития Республики Беларусь в условиях реализации стратегического управления национальной экономической системой / А.?В.?Козлов, А.?И.?Короткевич // Беларусь 2030: государство, бизнес, наука, образование: материалы 2 й Междунар. науч. конф., Минск, 29 мая 2015?г. / Бел. гос. унив.; ред.: В.?Г.?Гавриленко.?– Мн., 2015. С. 16–19.
2. Козлов?А.?В.?Методические аспекты выявление инновационного потенциала Республики Беларусь / А.?В.?Козлов, А.?И.?Короткевич // Стратегия развития экономики Беларуси: факторы формирования и инструменты реализации: материалы междунар. науч.?- техн. конф., Минск, 23–24 апреля 2015?г. / Инст. экономики Нац. академ. наук Беларуси; ред.: В.?Г.?Гавриленко.?– Мн., 2015. С. 581–584.
3. Козлов?А.?В.?Понятие и критерии оценки инновационного потенциала / А.?В.?Козлов // Инновационные процессы в социально-экономическом развитии: материалы Междунар. науч.?- практ. конф., Бобруйск, 15 апреля 2011?г. / Белорус. гос. экон. ун-т; редкол.: В.?Н.?Гавриленко [и др.].?– Мн., 2011. С. 186–188.
4. Короткевич?А.?И.?Показатели инвестиционной и инновационной деятельности в Республике Беларусь и оценка степени инновационности национальной экономики / А.?И.?Короткевич, А.?В.?Заулочный, Д.?В.?Шпарун // Новая экономика. 2014, №2(64). С. 84–90.
5. Козлов?А.?В.?Инновационные инвестиции – важнейший фактор экономического роста / А.?В.?Козлов, И.?А.?Карачун // Новая экономика. 2013, №2. С. 337–342.
6. Короткевич?А.?И.?Управление инновационными процессами в региональных системах / А.?И.?Короткевич [и др.]; под науч. ред. В.?А.?Голуба.?– Мн., 2008.